Arms
 
развернуть
 
236040, Калининградская обл., г. Калининград, ул. Сергеева, д. 8
Тел.: (4012) 59-27-10, 59-27-41 (ф.)
oblsud.kln@sudrf.ru
показать на карте
236040, Калининградская обл., г. Калининград, ул. Сергеева, д. 8Тел.: (4012) 59-27-10, 59-27-41 (ф.)oblsud.kln@sudrf.ru
.
 

РЕЖИМ РАБОТЫ

8:30 - 17:30 (пн-чт)
8:30 - 16:15 (пт)

Обед: 13:00 - 13:45

Выходной: сб, вс


ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ
СУДЕБНОЕ ДЕЛОПРОИЗВОДСТВО
Решение по уголовному делу - апелляция
Печать решения

Судья Яцкевич Н. Б.

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

Калининград          ДД.ММ.ГГГГ

Судебная коллегия по уголовным делам Калининградского областного суда в составе:

председательствующего Титовой И. А.,

судей Барановой Н. А., Латушкина В. Ю.,

при секретарях Прокошиной Т. В., Коршовской Е. И. и Близнюк Н. Г.,

с участием прокурора Гуторой А. З.,

осужденного Лысенко с

его защитников – адвокатов Лысенко Е. С., Турчина А. Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело с апелляционными жалобами осужденного Лысенко с и его защитников –

адвокатов Лысенко Е. С., Горбуновой С. Э., Турчина А. Ю. на приговор Гурьевского районного суда Калининградской области от ДД.ММ.ГГГГ, по которому

Лысенко с, гражданин <данные изъяты>, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, <адрес> несудимый,

осужден за совершение преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, частью 4 статьи 159 УК РФ, к 6 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима; срок отбывания наказания исчислен с момента вступления приговора в законную силу; зачтено в срок отбывания наказания время содержания под стражей с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ из расчета один день содержания под стражей за полтора дня лишения свободы; время нахождения под домашним арестом с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы;

ю, гражданин <данные изъяты>, родившийся в <адрес>, несудимый,

осужден за совершение преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, частью 4 статьи 291. 1 УК РФ, к 5 годам 9 месяцам лишения свободы, на основании статьи 73 УК РФ, условно, с испытательным сроком 4 года 6 месяцев; с возложением обязанностей, предусмотренных статьей 73 УК РФ,

у с т а н о в и л а:

Лысенко с признан виновным в том, что не позднее ДД.ММ.ГГГГ год, имея умысел на хищение путем обмана денежных средств АО «<данные изъяты> в особо крупном размере, разработал план совершения преступления, для реализации которого в период с ДД.ММ.ГГГГ предложил ю выступить в качестве посредника в переговорах о передаче взятки, сообщив не соответствующую действительности информацию о том, что также является посредником и действует в интересах должностных лиц ГАУ КО «<данные изъяты>

ю принял на себя роль посредника и 10, ДД.ММ.ГГГГ сообщил должностным лицам АО «<данные изъяты>» о якобы планируемых отрицательных заключениях по их объектам строительства заказчика АО <данные изъяты>» и готовности сотрудников ГАУ КО «<данные изъяты>» выдать положительные заключения по результатам государственных экспертиз в случае передачи взятки в виде денежных средств в особо крупном размере.

В период с ДД.ММ.ГГГГ Лысенко с в ходе личных встреч с ю в г. Калининграде просил последнего побудить представителей АО «<данные изъяты>» осуществить передачу взятки, не ставя его в известность относительно своих истинных намерений совершить хищение предмета взятки путем обмана.

ю во исполнение указания Лысенко с. в этот период времени в ходе личных встреч и телефонных переговоров с с, сотрудником АО, склонял руководство АО «<данные изъяты>» к передаче взятки должностным лицам ГАУ КО <данные изъяты>», ДД.ММ.ГГГГ встретился с генеральным директором АО «<данные изъяты>» т1, действовавшим в рамках оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение», проводимого сотрудниками УФСБ России по <адрес>, высказавшим готовность в передаче взятки в виде денежных средств за выдачу положительного заключения государственной экспертизы проектной документации по двум из объектов строительства заказчика «<данные изъяты>».

ю довел эту информацию до Лысенко с., который, в силу своей деятельности, связанной с оказанием юридических услуг для ГАУ КО «<данные изъяты>», и личных контактов с руководителем а, обладая информацией о том, что положительные заключения по этим объектам уже утверждены, указал ю предложить т1 передать должностным лицами ГАУ КО <данные изъяты>» взятку за выдачу положительных заключений государственных экспертиз проектной документации на два объекта в размере 19 000 000 рублей, при этом ввел его в заблуждение относительно истинных преступных целей, направленных на мошеннические действия.

Достигнув договоренности с т1 о предварительной передаче должностным лицам ГАУ КО «ЦПЭ» в качестве взятки части этой суммы, ю ДД.ММ.ГГГГ в здании аэровокзала <данные изъяты>» в <адрес> в ходе встречи с представителем т1, в роли которого в рамках оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», выступал сотрудник УФСБ России по <адрес> б и в своем автомобиле на строительной площадке территории аэровокзала получил переданные ему денежные средства в сумме 1 100 000 рублей и муляж купюр Банка России, имитирующий деньги в сумме 5 900000 рублей, в общей сумме 7000000 рублей, что является особо крупным размером, после чего преступные действия обоих были пресечены сотрудниками УФСБ России по Калининградской области.

В апелляционной жалобе осужденный Лысенко с. выражает несогласие с приговором в связи с грубым нарушением уголовно-процессуального закона, несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом.

Считает, что нарушено право на справедливое и публичное разбирательство в разумный срок, принцип равноправия и состязательности сторон, судья была пристрастна, поскольку ранее неоднократно принимала решения о продлении срока его содержания под стражей, впоследствии эти решения были признаны Европейским судом по правам человека незаконными и отменены, Российская Федерация и Министерство финансов выплатили ему присужденную компенсацию; считает, что суд не был самостоятелен в принятии решения, приговор повторяет обвинение, частично измененное, 2/3 приговора отведено объектам, не относящимся к рассматриваемому делу. Ссылается, что ходатайства стороны защиты не удовлетворялись, в вызове в суд свидетеля м было отказано, ходатайство адвоката г о возвращении дела прокурору незаконно не рассмотрено по мотивам окончания стадии рассмотрения ходатайств. Пристрастность суда усматривает в том, что ю, обвиняемому в совершении особо тяжкого коррупционного преступления, назначен меньший срок наказания и условно.

Считает, что в ходе предварительного следствия и в суде не установлено место совершения преступления, которое, по его мнению, изменено с целью передачи уголовного дела в СК на транспорте, уголовное дело возбуждено ненадлежащим должностным лицом - и.о. руководителя следственного органа, полномочия которого не проверены, при отсутствии повода и основания для этого, поскольку рапорт следователя на основании которого возбуждено уголовное дело, основывается на показаниях ю, не предупрежденного об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, потерпевший т1, от которого принято заявление о преступлении, также не был предупрежден об ответственности по ст. 306 УК РФ, событие имело место не на объекте транспорта, дело расследовано ненадлежащим органом, в связи с чем собранные доказательства являются недопустимыми.

Нарушение его права на защиту усматривает в том, что адвокат т был лишен права выступить в судебных прениях и с репликой, стороне защиты не была предоставлена возможность ознакомления с протоколом судебного заседания по частям перед судебными прениями и с протоколом судебного заседания в полном объеме в срок апелляционного обжалования. Ссылается, что в ходе предварительного следствия нарушено его право знать, в чем он обвиняется; в приговоре не конкретизировано, в чем заключается обман, в результате которого его действиями АО «<данные изъяты> было введено в заблуждение. Приводит доводы о том, что его защитники т и г не были уведомлены об окончании следственных действий, для ознакомления в порядке ст. 217 УПК РФ ему были предоставлены не все тома уголовного дела – 17, а в суд было направлено 23.

Считает, что АО «<данные изъяты>» признано потерпевшим необоснованно, его гендиректор т1 пояснил, что потерпевшим себя не считает, проектную документацию АО не разрабатывало и заказчиком экспертизы не было, им было третье лицо; правоотношения АО <данные изъяты>» с АО «<данные изъяты>» начинали действовать после передачи проектной документации, прошедшей экспертизу; ни АО «Янтарьэнерго», ни т1 потерпевшими не признаны, и таковыми себя не считают, что, по мнению Лысенко, являлось основанием для возвращения дела прокурору.

Считает, что показания осужденного ю являются недопустимыми доказательствами, даны им с целью избежать ответственности за содеянное, он не был предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний и заведомо ложный донос, его показания непоследовательны, опровергаются другими исследованными доказательствами, чему суд оценки не дал; другие доказательства, подтверждающие выводы предварительного следствия, помимо показаний ю, в материалах дела отсутствуют, приобщенные к делу по акты экспертных исследований показания ю и выводы суда опровергают.

Несоответствие выводов суда в приговоре установленным фактическим обстоятельствам дела усматривает в том, что суд установил, что деньги передавались за получение положительного заключения экспертизы проектной документации, которую разработало АО «<данные изъяты>», но ее разработало третье лицо – проектировщик, договор на проведение экспертизы заключало АО «Янтарьэнерго»; в приговоре указано содержание договоров между АО «<данные изъяты>» и АО «<данные изъяты>» на строительство других объектов, которые указаны в приговоре, но не имеют отношения к вмененному составу. Указывает, что в приговоре не дано оценки представленным стороной защиты документам, оспаривает доказанность утверждений ю и выводов суда о том, что он, Лысенко, ДД.ММ.ГГГГ находился в гостинице «Рэдиссон» в момент встречи ю с т1, указывает, что его разговор с а в этот день касался другого объекта – строительства школы в Гурьевске, с ю в этот день в 12.01 он не встречался.

Ссылаясь на презумпцию невиновности, указывает, что все неустранимые сомнения в виновности должны толковаться в пользу обвиняемого, наличие в его действиях состава преступления достоверно не установлено. Просит приговор отменить, вынести в отношении него оправдательный приговор за отсутствием в его деянии признаков преступления.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат Лысенко Е.С. приводит доводы, аналогичные доводам осужденного, о нарушении принципа состязательности сторон, предвзятости судьи, непредупреждении заявителя т1 при подаче заявления о преступлении об уголовной ответственности за заведомо ложный донос; нарушении права обвиняемого на защиту отказом адвокату т в выступлении в прениях, представлении для ознакомления 17 томов уголовного дела при том, что в суд было направлено дело из 23 томов; неразъяснении обвиняемому Лысенко обвинения, отсутствии в нем конкретизации, в чем именно заключался обман, в результате которого потерпевший был введен в заблуждение; об отказе в ходатайствах об ознакомлении с протоколом судебного заседания по частям, нерассмотрении судом ходатайств, в том числе о возвращении уголовного дела прокурору.

Нарушение права на защиту усматривает в рассмотрении уголовного дела без участия защитника в, который был назначен следователем на стадии предварительного следствия, являлся единственным защитником ФИО22, который полностью ознакомился с материалами уголовного дела, обвиняемый от него не отказывался, настаивал на его участии в рассмотрении дела в суде.

Считает, что при выходе из совещательной комнаты у судьи отсутствовал приговор, изготовленный в соответствии со ст. ст. 298, 303 УПК РФ, было сообщено, что копии приговора будут вручены сторонам в течение 5 суток; при этом копия вручена на 50 листах, оригинал имеет 51 лист, отличный по содержанию от провозглашенного судом.

Полагает нарушенной подсудность уголовного дела, указав, что к делу приобщен не рассекреченный акт осмотра, обработки и выдачи банкнот от ДД.ММ.ГГГГ в ходе негласного мероприятия «Оперативный эксперимент», и не рассекреченное постановление Калининградского областного суда, разрешающее проведение оперативно-розыскного мероприятия «прослушивание телефонных разговоров», в связи с чем дело подсудно областному, а не районному суду.

Считает приговор постановленным на недопустимых доказательствах, которые излагает в жалобе и дает им собственную оценку, приводит выводы лингвистической экспертизы, проведенной Автономной коммерческой организацией «<данные изъяты>» по заказу адвокатского бюро «<данные изъяты>».

Нарушение принципа непосредственности и устности судебного разбирательства усматривает в том, что в судебном заседании не был осмотрен приведенный в приговоре в качестве доказательства жесткий диск с информацией об изготовлении положительного заключения государственной экспертизы проектной документации по объекту «<данные изъяты>

Указывает, что по делу в отношении Лысенко отдельное постановление о признании потерпевшим АО «<данные изъяты>» не выносилось; т1 в судебном заседании заявил, что потерпевшим себя не считает, что, по мнению адвоката, также является основанием для возвращения уголовного дела прокурору. Ссылается, что суд не дал оценки тому, что проектную документацию АО «Электросетьстройпроект» не изготавливало и в силу этого не имело никакого отношения к проведению государственных экспертиз.

Указывает на противоречивость и необоснованность изложенной в приговоре фабулы преступления, отсутствие сведений о том, когда именно и из каких источников Лысенко узнал о прохождении государственной экспертизы проектной документации и проверке ее достоверности, о причастности к этому АО «<данные изъяты>», при том, что заказчиком было АО «Янтарьэнерго», и о знакомстве ю с руководством АО «<данные изъяты>». Ссылается на отсутствие допустимых доказательств нахождения Лысенко в кафе «<данные изъяты> во время встречи т1 и ю, отсутствие в приговоре оценки акта экспертного исследования местонахождения абонентов с номерами телефонов ю и Лысенко. Оспаривает вывод суда о получении ю образцов расписок о получении денежных средств в Адвокатском бюро <данные изъяты>». Ссылается, что в основу приговора положено несуществующее доказательство – стенограмма телефонного разговора, состоявшегося ДД.ММ.ГГГГ в 20 часов 05 минут между ю и т1 по инициативе последнего, которой в материалах дела нет, а также стенограмма разговора между ними ДД.ММ.ГГГГ в 13 часов 21 минут, что детализацией соединений ю не подтверждено.

Считает выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствующими фактически установленным обстоятельствам. Указывает, что Лысенко вменяется покушение на мошенничество в сумме 19 миллионов рублей, из приговора и материалов дела не усматривается, на основании чего суд пришел к выводу о таком размере, при том, что в рапорте об обнаружении признаков преступления от ДД.ММ.ГГГГ сумма указана – 5 700 000 рублей, в постановлении о признании потерпевшим – 1 100 000 рублей, а причинителем вреда указан ю.

Указывает, что Лысенко требовал от ю прекратить ведение каких-либо переговоров и осуществление каких-либо действий, что, в случае принятия версии следствия, свидетельствует о том, что он прекратил действия, непосредственно направленные на совершение преступления, подлежит освобождению от уголовной ответственности на основании ч. 2 ст. 31 УК РФ.

Ссылается на предвзятость судьи при назначении обоим осужденным наказания, которое в отношении Лысенко <данные изъяты> считает явно несправедливым. Просит приговор отменить, вынести в отношении Лысенко оправдательный приговор в связи с отсутствием в его деянии признаков преступления.

В апелляционной жалобе адвокат г считает приговор незаконным и подлежащим отмене. Указывает, что в соответствии со ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката принимается руководителем следственного органа Следственного Комитета РФ по субъекту РФ, уголовное дело в отношении Лысенко, являющегося членом Адвокатской палаты Калининградской области, возбуждено ненадлежащим лицом – и.о. руководителя Северо-Западного СУ на транспорте СК РФ б Ссылается на нарушения норм УПК РФ, неизвещение ее об окончании следственных действий по делу, что установлено постановлением Гурьевского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ об отказе в удовлетворении ходатайства об установлении обвиняемому и защитникам срока для ознакомления с материалами дела. Просит приговор отменить и возвратить дело прокурору.

В апелляционной жалобе адвокат т ставит вопрос об отмене приговора в связи с существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона, указывает, что в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ суд запретил ему участвовать в судебных прениях, обосновав переходом к заслушиванию последнего слова обвиняемых, хотя на этот момент обвиняемые еще не воспользовались предоставленным правом на последнее слово. Считает, что это повлекло нарушение права Лысенко с. на получение квалифицированной юридической помощи. Просит приговор отменить, передать уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию.

Заслушав доклад председательствующего судьи Титовой И. А., выступления осужденного Лысенко с в режиме видеоконференц-связи и его защитников Лысенко Е. С., и Турчина А. Ю., поддержавших апелляционные жалобы и просивших приговор отменить, а осужденного Лысенко с. оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления, мнение прокурора Гуторовой А. З. об отсутствии к тому оснований ввиду законности, обоснованности и справедливости приговора, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене.

Приговор по каждому делу должен отвечать требованиям статьи 297 УПК РФ и быть законным, обоснованным и справедливым; приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства и основан на правильном применении уголовного закона.

Согласно части 1 статьи 389.17 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

В соответствии с требованиями статьи 310 УПК РФ, приговор должен быть составлен и провозглашен полностью, за исключением случаев, предусмотренных частью 4 статьи 241 УПК РФ.

Внесенные в приговор исправления, согласно положениям части 3 статьи 303 УПК РФ, должны быть оговорены и удостоверены подписями судьи в совещательной комнате до его провозглашения. Не оговоренные и не удостоверенные исправления, касающиеся существенных обстоятельств, являются основанием для отмены приговора вышестоящей судебной инстанцией.

По рассматриваемому уголовному делу судом первой инстанции не соблюдены вышеназванные требования уголовно-процессуального законодательства, предъявляемые к содержанию приговора, процессуальной форме и порядку постановления. При постановлении приговора и его провозглашении существенно нарушен уголовно-процессуальный закон.

Доводы стороны защиты, заявленные в апелляционных жалобах и в судебном заседании суда апелляционной инстанции, о провозглашении судом ДД.ММ.ГГГГ приговора, отличающегося по содержанию от содержания приговора от ДД.ММ.ГГГГ в уголовном деле и врученных осужденному Лысенко с и его защитникам копий приговора, нашли свое подтверждение.

Уголовное дело в отношении Лысенко с и ю было рассмотрено в открытом судебном заседании.

При изучении по данному уголовному делу аудиозаписи судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ и сопоставлении ее с приговором в деле, судебной коллегией установлено, что председательствующим судьей в судебном заседании провозглашен иной по содержанию приговор, нежели находящийся в уголовном деле.

В частности, имеются существенные расхождения, в том числе в описательно-мотивировочной части приговора при описании преступного деяния (страницы 2-3, 7-9), при изложении объема доказательств (на страницах 18-19,23-37,41-42), а также в резолютивной части при изложении принятых решений (47-50). При этом не были провозглашены целые абзацы текста, имеющегося в печатном виде.

Помимо этого, осужденному и его защитнику вручены копии приговора, отличающегося от приговора, провозглашенного в судебном заседании, а также от имеющегося в уголовном деле подлинника приговора.

Изложенное свидетельствует о том, что в приговор были внесены изменения вне совещательной комнаты, после его провозглашения председательствующим в зале судебного заседания.

Допущенные судом существенные нарушения уголовно-процессуального закона являются безусловным основанием для отмены приговора в отношении обоих осужденных и направления уголовного дела по обвинению Лысенко с совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, частью 4 статьи 159 УК РФ, и ю – в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, частью 4 статьи 291.1 УК РФ, на новое судебное разбирательство.

В соответствии с требованиями части 4 статьи 389.19 УПК РФ в связи с отменой приговора по указанным основаниям судебная коллегия не рассматривает по существу иные доводы апелляционных жалоб, которые подлежат проверке и оценке судом первой инстанции при новом рассмотрении уголовного дела.

Учитывая, что Лысенко с. взят под стражу судом по приговору, подлежащему отмене по приводимым выше основаниям, указанная мера пресечения подлежит изменению на подписку о невыезде и надлежащем поведении по месту своего жительства, избранную в отношении него до постановления приговора.

    На основании изложенного, руководствуясь статьями 389.20, 389. 22, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Приговор Гурьевского районного суда Калининградской области от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Лысенко с и ю отменить и направить уголовное дело по обвинению Лысенко с в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, частью 4 статьи 159 УК РФ, и ю – в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, частью 4 статьи 291. 1 УК РФ, в тот же суд, в ином составе, на новое судебное разбирательство.

Меру пресечения в отношении Лысенко с в виде заключения под стражу изменить на подписку о невыезде и надлежащем поведении по адресу: <адрес> Из - под стражи Лысенко с освободить.

Апелляционные жалобы осужденного Лысенко с и его защитников удовлетворить частично.

Апелляционное определение может быть обжаловано в Третий кассационный суд общей юрисдикции в порядке, установленном главой 47. 1 УПК РФ.

    

-

-